Купить Apple iPhone SE 32GB, Space Grey в интернет-магазине OZON.ru с доставкой. Смартфон Apple по лучшей цене - Выбирайте!Купить Apple iPhone SE 32GB, Space Grey в интернет-магазине OZON.ru с доставкой. Смартфон Apple за 19 088, 50 руб. - Выбирайте!

Михаил Хазин. Прогноз для России на 2015 год

Я несколько лет не писал прогноз для России. Прежде всего потому, что особого смысла не было — ничего не менялось, основные тенденции продолжали свое действие, никаких изменений не было заметно. Сегодня ситуация стала меняться — и это требует нового прогноза.

В нем не будет анализа прогноза предыдущего — слишком много времени прошло, так что этот проект начинается с нуля (в отличие от прогноза мировой экономики). Но некоторые аспекты, отмеченные в предыдущих прогнозах, я все-таки озвучу, поскольку искать их в старых текстах затруднительно.

Начнем мы с описания российской элиты. Возникла она в процессе распада позднесоциалистического общества в рамках решения двух основных задач, которые поставили перед собой довольно большие группы населения, от организованной преступности до нижней и средней номенклатуры. Задачи эти: добиться полной ликвидации ответственности перед обществом и обеспечить передачу своего статуса (и накопленных богатств) по наследству. Вторая задача была решена введением частной собственности, первая — путем ликвидации всех более или менее дееспособных институтов государства.

С конца 90-х годов, когда стало понятно, что совсем без институтов государство существовать не может (и встала проблема сохранения украденных в процессе приватизации богатств), политика элиты была несколько изменена. В частности, были приняты некие общие правила (например, запрет на апелляцию к обществу при решении внутриэлитных споров). И в процессе адаптации этих правил необходимо было найти арбитра, который не только мог бы решать вопросы между различными членами элиты, но и объяснял бы, какие действия в рамках управления активами соответствуют интересам элиты в целом, а какие — нет.

Поиск арбитра занял некоторое время, которое, впрочем, было использовано с целью — начался процесс внедрения в элиту части силовиков, которые не только стабилизировали структуру элиты, но и стали тем инструментом, который позволил отслеживать и реализовывать решения арбитража. А потом, наконец, была выбрана и фигура арбитра, который уже решал аналогичные проблемы в криминальной столице России 90-х годов — городе Санкт-Петербурге.

Он не просто пришел во власть, но и принес в нее ту концепцию места России в мире, с которой он вырос. Концепцию эту, происхождение которой ведется с конца 50-х годов как минимум, и которая, скорее всего, была внедрена в руководство СССР усилиями Куусинена, состояла в идеях конвергенции, то есть сближения элит Запада и СССР. До прихода к власти Путина элиты России вообще не думали о судьбах страны — в лучшем случае, они рассматривали себя на позиции гауляйтеров Запада — главное было наворовать побольше, спрятать наворованное на том же Западе и продолжать эту нехитрую комбинацию до тех пор, пока она продолжалась. Типичный пример такого поведения — нынешняя элита Украины. Путин эту ситуацию изменил.

Отметим, что исчезновение из элиты Березовского, Гусинского и Ходорковского не было личным решением Путина — это был элитный консенсус. Из элиты изгонялись те, кто категорически отказывался признавать какие-то правила. В некотором смысле, эти люди, которые только что избавились от гнета государства в части необходимости исполнения законов и правил, категорически отказывались надевать на себя новое ярмо, пусть и добровольно и в очень узких рамках. Другим это активно не понравилось, в том числе и потому, что далеко не у всех были такие ресурсы защиты, как у перечисленной «тройки» — а потому элитный консенсус тут был достигнут.

Более того, Путин даже сумел придать «делу Ходорковского» дополнительный подтекст — он использовал его как инструмент, которым заставил олигархов 90-х платить налоги. На Украине, на которой никакого аналога «дела Ходорковского» не было, олигархи налоги так и не платят, результат налицо. Но сейчас нужно сделать небольшое отступление.

Приход к власти Путина совпал с приходом в США к власти жесткого имперца-республиканца Буша-мл., и, довольно быстро, произошли события 11 сентября 2001 года. С точки зрения внутриамериканской это было начало экономического кризиса (я уже говорил не раз, что мое предупреждение 10 сентября 2001 года: http://worldcrisis.ru/crisis/86502 было связано с тем, что власти США не могли признать крайне плохие экономические итоги лета и должны были искать внешние поводы, на который можно было бы свалить ситуацию), но Буш реально нуждался в союзниках, поскольку ему нужно было принимать решения (война в Ираке), которые не были одобрены мировым сообществом.

Если Клинтон рассматривал современную ему российскую элиту как неотесанных туземцев, которым можно дать бусы и камешки в обмен на подписание любых бумаг («Сахалин-2» тому пример), то Буш был готов на какое-то время признать некие права Путина и России — поскольку первоочередными для него были другие задачи. Да и понимание энергетических проблем мира у него с Путиным были похожи. Да и Ходорковский, своими шашнями с Китаем, Буша тоже раздражал. И по этой причине Путин на достаточно длительный срок получил «карт-бланш» не только внутри, но и, отноительно, вне страны. Тем не менее, его внешнеполитическая активность жестко ограничивалась — как сказала однажды госсекретарь США Кандолиза Райс: «Интересы России заканчиваются за ее границами».

В общем, за два срока идею конвергенции Путин российской элите вменил, после чего радостно ушел со своего поста. «Я работал как раб на галерах» — это не поэтическое преувеличение, а реальное понимание вопроса: наемный менеджер, отработавший два срока, решил выйти в отставку. Он провел внутри элиты кастинг, она выбрала из силовика и либерала Медведева, который и был проведен в президенты. А вот дальше начались проблемы …

Которые были связаны с экономикой. Кризис 2008 года оказался для элиты крайне неприятен, чем-то рулить она была неспособна изначально (управления без ответственности не бывает, а ответственность отметалась железной рукой), финансовые потоки резко сократились, соответственно, роль арбитража резко возросла, а Медведев оказался явно неспособен что-то сделать. Некоторое улучшение 2009-11 годов было, все-таки, недостаточно серьезным, в результате, элита обратилась к Путину с просьбой о возврате. Точнее, часть элиты.

Наиболее оголтело коллаборационно-ориентированная часть (которую возглавляли и координировали Волошин-Юмашев), которой даже идея конвергенции казалась слишком самостоятельной и которая категорически отказывалась брать на себя ответственность хоть за что-то в стране (в частности, их вполне устраивало исполнение инструкций МВФ в части определения экономической политики правительства), возврата Путина не хотела. И устроила так называемый «болотный» процесс, целью которого являлось поставить под сомнения результаты президентских выборов в стране.

Как мы знаем, «болотный» проект успеха не достиг, сам Путин не просто вернулся на пост президента, но и вернулся на совершенно иных, чем в 2000 году условиях. Тогда он имел мандат от элиты, то есть был наемным управляющим, не имеющим возможности что-то принципиально менять в правилах игры. Отмечу, что я пока ничего не говорю о его личных желаниях — речь идет только о возможностях. После 2012 года ситуация изменилась принципиально — Путин получил мандат уже от народа и теперь имеет право на принципиальные изменения правил.

Потребность в таких изменениях есть, причем очень сильная. Здесь я сошлюсь на анализ Андрея Фурсова, сделанный несколько лет назад. Дело в том, что Россия в своей истории несколько раз стояла в крайне сложной ситуации, когда настоятельная потребность в модернизации сталкивалась с категорическим нежеланием некоторой правящей группы эту самую модернизацию проводить. С учетом специфики государственного устройства России, унаследованной от Ромейской империи, Византии (см. http://worldcrisis.ru/crisis/1817898 ), в которой сакральный глава государства выступает защитником народа против правящей верхушки, именно этот самый легитимный глава должен был любой ценой решать задачу модернизации. И за прошедшие века накопился некий опыт.

Первая модернизация — XVI век. Западная Европа уже сделала выбор — запрет на ссудный процент отменен, начинается строительство капитализма, эпоха научно-технического прогресса. У нас же консервативная олигархия, обобщенное имя которой — Рюриковичи, жестко ограничивают любые попытки модернизации. Именно это является причиной появления опричнины и давления Ивана Грозного на элиты. Отмечу, что в народе он остался фигурой сугубо позитивной. поскольку полностью укладывался в византийский стандарт.

Реформы Ивана Грозного успехом не завершились. Чуть было не довел их до позитивного результата Борис Годунов (который, по мнению многих историков, был самым выдающимся администратором во главе нашей страны), однако его смерть оборвала реформы и Рюриковичи взяли реванш. Я, кстати, не исключаю, что выбор Михаила Романова на царство было следствием общей позиции русского общества после краткосрочного правления Василия Шуйского: кто угодно, только больше не Рюрикович.

Реформы Ивана Грозного были завершены (относительно) только Петром I, причем, в условиях уже серьезного отставания и сильного цейтнота, они оказались настолько жесткими, что населения нашей страны по их итогам сократилось. Да и сам Петр вошел в народную память под именем Антихриста.

Следующий раз проблемы возникли во второй половине XIX века. Тут уже главным противником перемен были правящие феодальные группы (условные «великие князья»), которые довели страну до революций февраля и октября 1917 года. Но поскольку главную модернизационную проблему революции решить не могли, она снова возникла, в начале 20-х годов прошлого века. Тут в качестве консервативной оппозиции реформ выступали «старые большевики», которые хотели получать удовольствие от жизни, а не надрывать жилы ради страны. В роли лидера здесь выступил Сталин (и именно в процессе этих реформ он и выдвинулся в сакрального лидера) и его работа завершилась полным успехом. Отмечу, что по тому же византийскому образцу: лидер с народом против элитной верхушки.

А вот в 80-е годы прошлого века проблема возобновилась. Теоретически, решать ее надо было по византийским рецептам, то есть выдвигать лидера, который, оперевшись на народ, боролся бы с зажравшейся и отказавшейся от движения вперед номенклатурой и торговой мафией. Причем тогда ресурсы на это были — это показал опыт Белоруссии последних 20 лет. Однако вместо этого была произведена номенклатурная революция, первые секретари союзных республик договорились о разделе страны и произошло то, что произошло.

Если бы элита «Западного» глобального проекта могла бы реализовывать свои планы так, как они писались в 80-е — 90-е годы, проблем бы не было — рано или поздно Россия была бы утилизирована. Но начался кризис (генезис которого описан в рамках нашей теории: http://worldcrisis.ru/crisis/1060229 , которую можно подробно прочитать на сайте) и в результате мы получили довольно сложную геополитическую конфигурацию, с которой никак не можем разобраться. И здесь я начну собственно прогнозную часть с главного внутрироссийского конфликта.

Современная Россия состоит из трех основных группировок. Первая — либерально-семейная, лидерами которой, условно, являются Волошин, Юмашев, Чубайс и Кудрин, а основу составляют олигархи первого призыва, получившие основные бенефиты от приватизации, неуплаты налогов, коррупции и рейдерства. Условное их наименование — «либералы». Их основная проблема — бизнес, как таковой, у них убыточен, получать бюджетные преференции все сложнее, схватка за ресурсы, которые остались в стране, все усиливается, уровень легализации капиталов на Западе все время падает. Варианты действия: воевать с Путиным и возвращать ситуацию в 90-е годы, становится «гауляйтерами» «Западного» проекта; пытаться «отжать» альтернативные группировки; плюнуть и сбежать на Запад. Вероятность последнего варианта все время падает, поскольку им уже неоднократно объясняли, что олигархами и вообще, хоть сколько-нибудь значимыми фигурами они уже не будут. А поскольку и бизнесом они, за редким исключением, заниматься не могут, то эмиграция может закончиться и нищенствованием.

Эта группа практически полностью контролирует экономическую и финансовую политику страны, причем ее чиновная часть практически напрямую «окормляется» мировой финансовой элитой (через МВФ). Отмечу, что мировая финансовая элита — это только часть общей элиты «Западного» глобального проекта, однако именно эта часть последние 100 лет (после создания ФРС) доминировала в части определения финансовой и экономической политики. «Либералы» в России принципиальный противник любого развития (поскольку это противоречит интересам элиты «Западного» проекта и практически наверняка приведет к «вымыванию» представителей этой группы из управленческой элиты), и уже довольно давно собственной политической повестки дня не имеет. Очень хорошо это было видно на очередной Красноярском экономическом форуме: http://worldcrisis.ru/crisis/1839439 .

Вторая группа — силовики и олигархи второго поколения, 2000-х годов. У них нет столь откровенных лидеров, скорее, тут имеет место сложное коллективное руководство. Для них тоже есть несколько вариантов действий. Можно какое-то время «отжимать» «либеральных» олигархов и бизнесменов, переводя их на роль политических эмигрантов, что дает им некоторую защиту на Западе. Правда, относительную, и только под политическую активность (Ходорковский). Но этот путь явно ограничен во времени.

Вариант второй, установление жесткой автаркии и превращения России в тотальную диктатуру. В некотором смысле, это ускоренный предыдущий вариант, смысл которого состоит в том, что если Запад ожидает тотальный кризис, то главное — выжить до того, как он произойдет. Поскольку представителей «либералов» достаточно резонно подозревают в том, что они представляют интересы именно Запада, то их нужно как можно быстрее отстранить от власти, поскольку они ослабляют Россию в преддверии кризиса — выполняя программу поддержки долларовой экономики, вменяемой МВФ.

Позитивная часть программы состоит в перехвате финансовых потоков со стороны «либералов» (что примерно вдвое увеличивает ресурс этой группы) в рамках групповых интересов и силовой модернизации экономики по образцам довоенной индустриализации. Откуда взять необходимый ресурс и кто будет реализовывать соответствующие программы — не очень ясно. Одно понятно — сами «силовики» соответствующие программы реализовать не смогут, им придется свою группу поддержки существенно увеличивать, в первую очередь, создавая, практически с нуля, управленческую элиту страны на всех уровнях. Собственно, как это и было сделано в 30-е годы.

Третья группа, значение которой не следует преуменьшать — это региональные элиты, в первую очередь, национальные. Они уже не хотят программы 80-х на раздел страны (поскольку видят результаты реформ в бывших республиках СССР), и в этом смысле готовы поддержать любую сильную власть в Москве. Теоретически, более склонны поддерживать «силовиков» (поскольку «либералы» угрожают распадом страны и повышением уровня нестабильности), но будут отчаянно бороться за привилегии и доступ к бюджетным средствам. В любом случае, это серьезный ресурс лидера страны в процессе построения системы сдержек и противовесов.

Все остальные силы в России («левые», монархисты, русские националисты и пр.) сильно маргинализированы и не имеют никаких ресурсов для усиления своей позиции. Единственное исключение — патриотические силы, которые очень усилились по итогам событий на Украине. Они, правда, пока не выдвинули общепризнанных лидеров, но на среднем уровне «силовиков» (да и в молодежной части «либералов») резко усилились. Если экономическая ситуация в стране будет сильно и быстро ухудшаться, не исключено, что именно эта группа предъявит новый дискурс, в рамках которого и будет определяться политическая конфигурация в стране.

В мире ситуация еще более сложная. После «дела Стросс-Кана» произошел раскол мировой финансовой элиты, что поставило под угрозу всю судьбу «Западного» глобального проекта. Дело в том, что, как это следует из нашей теории, ресурс развития капитализма исчерпан, в результате, у «Западного» проекта отсутствует подкрепленная ресурсами позитивная программа. Это ведет к резкому росту антиамериканских настроений в мире и постепенному приходу к власти в различных странах априори жестко относящихся к США контрэлит. И хотя они, теоретически, не готовы полностью разрушать сложившуюся систему, однако поскольку ресурсов на передел финансовых потоков у США нет, им придется сложно. Особенно, после ускорения экономического кризиса.

В реальности, элита «Западного» проекта разделилась на несколько групп, которые довольно жестко конкурируют друг с другом, поскольку с учетом последствий кризиса, места «у кормушки» для всех нет. Грубо говоря, таких групп три. Первая — это та часть элиты, которая не может отказаться от современной финансовой системы, основанной на эмиссии. Это крупнейшие банки и финансовые институты, мировая бюрократия, как финансовая, так и политическая, часть элиты национальных государств (не США). Их положение совсем плохое, особенно после того, как не удалось провести своего человека (Саммерса) на пост руководителя ФРС. Отмечу, что именно эта группа управляет российской «либеральной» управленческой группой. все чиновники правительства, ЦБ, экспертных групп, близких к ВШЭ, РЭШ, институту Гайдара — это представители этой группы. Разумеется, имеющие в ней крайне низкий вес.

Вторая группа — это та часть, которая завязана на национальную элиту США. У них есть два позитивных проекта, так сказать, «программа максимум» и «программа минимум». Первая — это попытка реализовать программу создания зоны свободной торговли между США и Евросоюзом, обрушив весь остальной мир в тотальный хаос. Эта программа (условно ее можно назвать «Град на холме»), теоретически, позволит сохранить уровень жизни «золотого» полумиллиарда (США и несколько стран Западной Европы) и доминирование в мире элиты «Западного» проекта.

Главное преимущество этого сценария — за счет ресурса довольно богатых жителей ЕС он позволит сохранить «средний класс» в США, то есть позволит не менять социально-политическую модель США. Но если события будут развиваться наихудшим образом, есть и запасной вариант.

Если этот проект не реализуется (у меня есть свое мнение на этот счет, но здесь его обсуждать не совсем правильно), то остается вариант распада мира на валютные зоны, в том числе долларовую, во главе с США, и евровую, в которую будет входить Западная Европа. При этом неизбежна серьезная технологическая деградация и колоссальное падение жизненного уровня населения, так что, разумеется, этого сценария хотелось бы избежать.

Третья группа — это та часть мировой финансовой элиты (напомню, самой крупной и богатой, но, все-таки, части элиты «Западного» глобального проекта), которая не связана напрямую с США. Ее основа — финансовая часть бывшей Британской империи, которую обычно связывают с именем Ротшильдов. Косвенные данные показывают, что главный позитивный проект этой группы — как раз распад мира на валютные эмиссионные зоны, причем она планирует занять место расчетной системы между этими зонами. Ее не устраивает вариант «града на холме», поскольку в этом случае ее позиции резко ослабляются. Именно по этой причине эта группа ищет контакты среди «силовиков» в России, активно поддерживая действия, направленные на создание рублевой финансовой системы и евразийскую интеграцию — то есть создание условно рублевой региональной финансовой системы.

Исходя из описанного расклада можно уже объяснить практически все тенденции, происходящие в России. «Либералы» довели российскую экономику до кризиса, спад начался еше в конце 2012 года. Однако мировой финансовой системе нужны ресурсы (эмиссию американские бюрократы постепенно «закрыли»), по этой причине ЦБ и правительство России (Минфин, в первую очередь) продолжают активно стимулировать вывод капитала, размещение наших резервов в долларовых активах (отдавая себе отчет в том, что есть серьезные шансы не получить эти деньги назад). При этом они жутко боятся, что их отстранят от власти, поскольку альтернативных бюджетным и административным ресурсов у них нет — в этом случае они потеряют все свои активы в России в течение года-двух, а на Западе, в отсутствии поддержки России, их раскулачат в течении нескольких лет.

С точки зрения интересов страны (и позиции человека, имеющего мандат от народа), Путин должен был бы зачистить либералов уже довольно давно. Одно их отношение к «майским» указам чего стоит! Однако есть еще политическая целесообразность — поскольку во власти всего две активные группировки, ликвидация «либералов» автоматически ставит Путина в полную зависимость от «силовиков». Что, почти автоматически, лишает его какой-бы то ни было свободы, в том числе в части выполнения своего мандата перед народом.

Я думаю, что именно эта причина останавливает Путина в части наказания «либеральных» чиновников за их откровенное вредительство. Корме того, увольнение «либералов», фактически, означает резкое усиление антиамериканской линии, приход к власти контрэлиты, открытое противостояние с США. Мы к этому явно не готовы — прежде всего, экономически. Угрозы реальных санкций висят довольно серьезно — а у нас есть жуткие слабости в экономике, например, у нас нет семенного зерна, нет племенных хозяйств, даже яиц нет, из которых бройлеры вылупляются … В такой ситуации резкие движения могут привести к крайне серьезным проблемам.

Собственно, последние годы ситуация как раз и выражалась в том, что «либералы» и «силовики» дрались за административные полномочия, последние по мелочи выигрывали, первые отбивались, в общем, жизнь шла более или менее спокойно. При этом уровень конфликта все время нарастал, как по причинам внешнего давления (Украина), так и из-за сокращение того «пирога», который можно было делить в рамках элитного консенсуса. Отмечу, что консенсус этот создан как раз «либералами» в 90-е годы в процессе приватизации и разрушения советской системы управления (в том числе судебной и силовой системы). Но «силовики» отлично в него вписались и вполне поддерживают коррупционную систему. Собственно, в этом смысле задача модернизации, которая стоит перед обществом (и, возможно, Путиным) мало отличается от проблем Ивана Грозного, Петра I или Сталина.

Проблемы Украины последнего года резко обострила эти противоречия — и вывела ситуацию из того вялотекущего процесса, в котором она находилась несколько лет (из-за чего, собственно, я и не писал прогнозов по России). И сегодня есть несколько вариантов развития событий, о которых имеет смысл говорить.

Прежде всего, украинские события серьезно изменили позицию «силовиков». Если раньше никакой позиции по отношению к внешнему миру они не имели — то есть, в общем, соглашались на тот дискурс, который предлагали «либералы», вопрос был только в том, на каких позициях договариваться с элитой «Западного» проекта, то сейчас довольно четко оформилось несколько «партий». И это дает серьезный шанс на то, что вместо растяжки «силовики» — «либералы», балансируемой позицией «регионалов», может быть построена другая система сдержек и противовесов. Среди силовиков явно выделилась партия патриотов-монархистов, несколько менее явно партия «новых либералов» и, наконец, почти не видная, но существующая партия восстановления социализма. Последняя практически не оформлена организационно, однако на фоне усиления группы, которая всерьез пытается восстановить в стране монархию (и даже притащить Романовых) она может серьезно усилиться.

Как это часто и бывает, консолидация в рамках этих прото политических партий происходит за счет внешнего фактора. «Патриоты-монархисты» ориентируются на старые континентальные элиты Западной Европы, которые явно пытаются взять реванш у «Западного» проекта за поражения в I и II Мировых войнах. Кое-где они даже добились локального политического успеха (Венгрия) и поведение этой страны четко показывает, кого они видят в качестве стратегического союзника. При этом для российской экономики «патриоты-монархисты», все-таки, рассматривают жестко автаркичные модели. Далеко не всегда они поддерживают и сильную интеграцию с неславянскими странами, важную роль в этой группе играют русские националисты, что, впрочем, естественно, с учетом того, кто является партнером в Западной Европе.

У «новых либералов», которые оформлены еще менее четко, чем «патриоты», главный партнер — те самые «Ротшильды», о которых я писал выше. Их политика — максимально широкая евразийская интеграция (полноценнная валютная зона, самодостаточная система разделения труда должна иметь как минимум 500 миллионов потребителей), создание условно рублевой валютно-эмиссионной зоны, тесное взаимодействие с лидерами других альтернативных зон, в том числе — с американскими «изоляционистами», которые, возможно, придут к власти в США по итогам выборов 2016 года. Отметим, что и для первая, и вторая группа выступают против «Западного» глобального проекта, проекта «Града на холме».

Есть у них и серьезные отличия. Первая группа за резкое усиление роли православия, ограничение (но не прекращение!) евразийской интеграции за границы чисто славянских стран, относительно ограничение взаимодействия с нынешними лидерами «Западного» проекта. И еще — за ограничение взаимодействия с Китаем. Вторая группа сильно более прагматична, она активно взаимодействует с частью элиты «Западного» проекта и Китаем (пока, правда, больше к его интересу), не очень «любит» РПЦ, считая ее силой слишком консервативной и не гибкой,хотя и не отрицает ее консолидирующую роль. Явно делает акцент на неславянские страны в рамках евразийской интеграции (Турция, Средняя Азия). серьезно прорабатывает возможности работы с рядом исламских стран.

Но у обеих этих групп есть серьезнейшая проблема, которая в самое ближайшее время, по мере их оспосабливания и формирования внутриполитической позиции, станет базовой. Им нечего предъявить обществу как конструктивную политику борьбы с той моделью общественного устройства, которая была выстроена в России в 90-е годы. Общество ее явно не приемлет, отсюда и бешеные рейтинги Сталина (который тут ассоциируется с идеей ответственности власти перед обществом) и Путина. Впрочем, в последнем случае есть и серьезные ошибки Запада, который, выстроив дихотомию «Или Ходорковский с Навальным, как «отцы русской демократии», или «кровавый палач Путин», радостно толкнули 90 процентов народа в сторону Путина.

Кроме того, экономические проблемы есть не только у России, но и у других стран, которые должны входить в «евразийскую зону», и необходимы какие-то новые лозунги, которые могут компенсировать экономическую конкуренцию в рамках интеграционных процессов. Мне кажется, что ключевым элементом здесь могли бы стать идеи социализма, более того, по мере падения уровня жизни населения, эти идеи неминуемо себя еще проявят, однако пока нет практически никакой политической группы, которая могла бы развивать соответствующую идею.

Здесь остается только завершить общее описание тех групп, которые будут взаимодействовать друг с другом в 2015 году. Мне кажется, что именно консолидация этих групп и будет главным процессом, определяющим ситуацию в стране в наступившем году. При этом можно отметить несколько наиболее важных моментов.

Прежде всего, Путин не будет снимать «либеральное» правительство и руководство ЦБ до тех пор, пока внятно не сформируются упомянутые протопартии среди «силовиков». Первая, впрочем, уже практически сформировалась, если Министерство обороны еще более усилится, именно оно станет координирующим центром этой группы, хотя в нее будут входить и представители других силовых структур. Вторая группа должна сформировать чисто политический проект . Свой электоральный потенциал она должна нарабатывать за счет жесткой критики приватизации и коррупции с либеральных позиций и искать сотрудничество с пресловутыми «Ротшильдами» и американскими изоляционистами. Есть серьезные основания, что их усилия будут восприняты этими группами в мировой элите, что, кстати, может стать основной для снятия санкций с России.

Повторю еще раз: я считаю, что возможности для снятия «либерального» правительства появятся только после того, как такая партия, «новые либералы», будет более или менее четко оформлена и сможет предъявить свио претензии на формирование экономического курса страны.

Что касается социалистического курса, то его должен предъявить обществу лично Путин. Я считаю, что отказываться от византийской традиции взаимодействия лидера страны и общества глупо (все остальное, в общем, успеха на исторически обозримом периоде времени успеха не имело). Собственно, «майские» указы как раз и были движением в этом направлении — но сделав первый шаг Путин не стал делать второй. Вместе с тем, именно это направление позволяет ему получить реальную поддержку общества, не в опросах общественного мнения, а в реализации программ развития. Серьезную поддержку этому курсу (в некоторых ограниченных рамках) окажут и региональные элиты. Но главное — только это направление даст возможность резкого усиления роли России в мире, в том числе, в мире Исламском. Отмечу, что нынешние процессы усиления авторитета России и лично Путина (что и вызывает дикий ор в контролируемых СМИ) в западном обществе связаны как раз с фантомным образом СССР как носителя альтернативных «Западному» глобальному проекту ценностей.

Как я уже писал, позитивной программы «Западный» проект сегодня не имеет, но нет ее и у нас. А если программ нет, то идет банальная борьба ресурсов, в которой у нас практически нет шансов. А вот если речь идет о том, что у нас система ценностей и позитивная программа есть, а у них — нет, то роль ресурсов резко падает … И тут у нас есть не просто серьезный, а очень серьезный шанс.

На этом, собственно, я заканчиваю. Прогноз получился довольно относительный: ключевыми моментами я считаю появление «новой либеральной» партии с последующей ликвидацией «либеральной» партии в России, однако когда это произойдет, я пока не знаю. Нет даже уверенности, что это произойдет в этом году. Пока «либералы» у власти кризис будет продолжаться, как и санкции против нас. Кроме того, не очень ясно, когда Путин начнет выстраивать логику социалистического управления (хотя бы частично). Мне кажется, что если он этого делать не будет, то его весьма хрупкое взаимодействие будет в какой-то момент довольно быстро разрушено и ему придется уйти. В этом случае о прогнозе говорить достаточно наивно — ситуация пойдет вразнос.

В общем, у тех, кто хотел точные данные по бюджетным расходам, курсу рубля и так далее, я прошу прощения. Степень неопределенности слишком велика, можно говорить только о базовых процессах и группах, которые я и пытался описать.

М.Хазин, январь-март 2015 года, Москва

Источник: worldcrisis.ru


Купить Apple iPhone SE 32GB, Space Grey в интернет-магазине OZON.ru с доставкой. Смартфон Apple по лучшей цене - Выбирайте!Купить Apple iPhone SE 32GB, Space Grey в интернет-магазине OZON.ru с доставкой. Смартфон Apple за 19 088, 50 руб. - Выбирайте!

М. Хазин «Прогноз на 2014 год»

Как обычно, начинаю свой прогноз на начавшийся 2014 год с анализа прогноза на год прошедший, 2013. Начался он с главного, по моему мнению, процесса — расколу мировой элиты по итогам «дела Стросс-Кана», точнее, мнению о том, что именно последствия этого процесса и будут определять наиболее значимые события в прошедшем году. Если говорить о политике, то нельзя с этим не согласиться, достаточно упомянуть речь Обамы на генеральной ассамблее ООН , в которой он фактически открыто сказал о том, что нынешнее руководство США готово рассматривать вопрос об уходе из многих регионов мира.

Разумеется, в США есть силы, которые совершенно этого не хотят (причем и внутри них есть серьезные разногласия ), но проявление их противоречий в 2013 году можно было заметить на каждом шагу. Если в 1999, 2003 или даже 2011 годах попытки мировой общественности сопротивляться глобальной элите, желавшей войны и уничтожения законных властей тех или иных стран были совершенно безнадежны, то в 2013 войну в Сирии удалось приостановить и даже поставить террористов в некие рамки, ограничив помощь им со стороны внешних сил. Можно, например, отметить такое замечательно обстоятельство, как отказ парламента Великобритании дать право на поддержку террористов-сепаратистов в Сирии, потребованное премьер-министром Кэмероном.

Были в 2013 году и другие события, которые предыдущие 20 лет казались невозможными: это и «дело Сноудена» (точнее, та поддержка, которую он получил в самых разных местах планеты), и поражение брюссельской бюрократии на Украине (подписание соглашения об ассоциации с ЕС было именно политическим проектом «атлантической» элиты), заявление о возможности участия в Таможенном союзе (ЕЭП) со стороны Турции и Израиля. Можно еще добавить отказ США от давления на Иран и, как следствие этого, объявление Саудовской Аравии и Израиля о своем стратегическом союзе.

Всего этого никак не могло бы произойти, если бы правила игры по прежнему писала бы либеральная элита, определяющая международную политику в 90-е-2000-е годы и в этом смысле описание раскола этой элиты как главного процесса, определяющего процессы 2013 года, было абсолютно правильным.

Вторым принципиальным моментом, отмеченном в прогнозе, стала роль эмиссии доллара. Здесь тоже отклонение от реальности было минимальным: с учетом падения совокупного частного спроса и его постепенной заменой спросом государств (с увеличением государственных долгов, разумеется) именно эмиссия доллара (и, как его слабое подобие, эмиссия иены и некоторых других региональных валют) позволяла держать ситуацию. Разумеется, негативные последствия такой эмиссии тоже имели место, но их мы будем обсуждать в прогнозной части.

Отметим, что процессы регионализации рынков, о котором тоже говорилось в прогнозе, как следствии эмиссии доллара, тоже проявили себя достаточно активно. Мжно отметить, например, усиление позиции юаня и его выход на второе (после доллара) место в международной торговле. Но более или менее точный анализ этого процесса невозможен, поскольку статистика показывает оборот валют совместно, по торговым и спекулятивным операциям и в этой ситуации вычислить точную долю доллара в системе мировой торговли практически невозможно — поскольку обороты форекса на порядки больше. При этом важно отметить, что принципиального разрушения долларовой финансовой системы пока не произошло, поскольку цены мировых рынков пока формируются именно в долларах.

В прогнозе специально говорилось об усилении контроля за офшорами и уклонением от налогов — и граждане России своими глазами видели соответствующие процессы. При этом наша страна здесь идет за общими процессами, что ясно хотя бы из того, что если бы это было не так, российские либералы, которые контролируют в стране экономическую и финансовую политику, сумели бы приостановить у нас этот процесс. Он явно не соответствует интересам их «старших» партнеров, которых в прогнозе я назвал «алхимиками» (а в некоторых других текстах — «проценщиками») и которые сегодня сами находятся в сложном положении. Ошибся я только в части «налога Тобина» — «проценщикам» удалось через суд остановить принятие этого налога в Евросоюзе. Впрочем, в качестве некоторой альтернативы можно отметить одобрение «правила Волкера» в США, которое представляет собой частичное восстановление закона Гласа-Стигала, который запрещал спекуляцию чужими деньгами, был принят во времена Рузвельта в 1933 году и отменен по требованию мировой финансовой элиты в последние месяцы президентства Клинтона в самом конце 2000 года.

Можно еще отметить случившуюся в 2013 году попытку «проценщиков» вернуть под свой контроль ФРС, путем назначения на пост ее руководителя Ларри Саммерса. Этот маневр не удался, Саммерс был вынужден сам снять свою кандидатуру, однако то, что сама попытка не была отражена в прогнозе является некоторым его недостатком.

Я ошибся и в части того, что государства начнут создавать альтернативу либерально-экономистской экономической науке. Хотя на частном уровне такие попытки делаются (даже в России, хотя там Министерство образования, контролируемое либералами, в частности, в лице ВШЭ, жестко запрещает любую альтернативу экономиксистскому «мэйнстриму»), например, группа британских профессоров заявила, что собирается пересмотреть методологию преподавания экономики, этот процесс пока поддержки государств не получил. По всей видимости, контроль экономиксистского лобби оказался сильнее, чем я предполагал, или же дело в самозомбировании политиков, которые категорически отказываются признавать реальное состояние дел в экономике. Отметим, что экономиксисты активно поддерживают политическую верхушку в рамках ее политики «все хорошо, прекрасная маркиза», что также ослабляет реалистов из других экономических школ, которые говорят о том, как обстоят дела на самом деле.

В прогнозе отмечено, что в 2013 году будет падать объем трансграничной торговли, в частности, была дана ссылка на Baltic Dry Index, который в конце 2012 года достиг своего минимума. Эта часть прогноза не реализовалась — индекс за прошедший год вырос больше, чем в два раза (что, правда, все равно много ниже исторических максимумов), что говорит о том, что деградационные процессы в экономике идут пока относительно медленно, а эмиссия еще играет свою положительную роль. В этом месте я несколько поспешил.

Излишне оптимистично я посмотрел и на ситуацию в странах — потенциальных региональных лидерах. Поскольку разрушение единой мировой системы разделения труда происходит медленнее, чем я предполагал, то и региональные позитивные процессы, в частности, активизация инвестиционного процесса в некоторых странах, пока отстают. Зато проблемы Китая были описаны вполне адекватно и решения последнего Пленума ЦК КПК показали, что руководство Китая вполне отдает себе отчет в сложившихся проблемах. Правда, пока не имеет четкого и ясного плана их преодоления без серьезных негативных последствий для экономики и системы социальных отношения страны.

Нельзя не отметить что в своем прогнозе я прямо написал, что у Турции нет другого пути, кроме углубления отношений с Таможенным Союзом — что тогда казалось достаточно смелым выводом. Который, однако оправдался. Отметим, что Атлантические элиты в ЕС и США (связанные с «проценщиками») сегодня активно давят на руководство Турции, в расчете на то, что оно сменит свою политику. Это достаточно наивно — в Турции пока к власти не могут прийти силы, вроде тех, которые «слили» свои страны в Восточной Европе в 90-е годы и довели их до тотальной нищеты. Жизненный уровень населения в Евросоюзе и США действительно падает, но процесс этот пока идет очень медленно — хотя и заметно (ссылка). Валютные войны действительно пока к разрушению «Атлантического единства» не привели, однако вся история со Сноуденом стала серьезным ударом по попытке создать зону свободной торговли в северной Атлантике. И все эти процессы стали следствием раскола в мировой элите.

Рассуждения о росте проблем в финансовом секторе и усилении роли золота пока в полной мере не реализовались, хотя, скажем, понимание проблем банковского сектора вполне уже стали достоянием общественности. Другое дело, что золото пока финансовая элита целенаправленно опускает — хотя поставленных целей (ниже 1000 долларов за тройскую унцию) они явно достичь не смогли. В общем, скорее всего, описанные в прогнозе процессы получат свое продолжение в году наступившем.

Еще одним косвенным признаком того, что ситуация не улучшилась, стало весьма половинчатое сокращение эмиссионных программ ФРС к концу года. Собственно, ФРС тут «поймали на слове» — Бернанке когда-то обещал, что если некоторые показатели (инфляции и безработицы) станут «лучше чем …», то он начнет снижать соответствующие программы. Поскольку статистические органы обычно модифицируют статистику не путем фальсификации цифр (хотя и такое случается), а изменением методик, в последнее время эти методики стали излишне оптимистическими. И локальное улучшение экономической ситуации привело к выходу официальных цифр за обещанные границы — что и вынудило ФРС действовать.

При этом если бы ситуация улучшалась бы реально, ужесточение денежной политики должно было бы быть более убедительным. А отказаться от ужесточения тоже было уже невозможно, поскольку эмиссия уже практически не оказывает позитивного влияния на реальный сектор экономики, ограничиваясь надуванием пузыря на фондовом рынке. В общем, попытка ограничиться голыми словами и заклинаниям вынудила ФРС совершить действия — которые в реальности стали только демонстрацией ее бессилия в сложившейся ситуации.

Соображения, посвященные сырьевым рынкам и региональным процессам, в общем, нашли свое отражение. В частности, явно выросли миграционные процессы. Более того, хотя реального ограничения трудовой миграции внутри Евросоюза пока никто не начинал, однако разговоры об этом уже пошли — что говорит о том, что по мере падения экономики такие ограничения будут вводиться достаточно быстро. В общем, можно отметить, что прогноз, в целом достаточно адекватно отразил происходящие в мире процессы, хотя они явно протекали несколько быстрее, чем я предполагал, в политической сфере и отставали в экономической.

А теперь пришло время перейти к прогнозной части. Понятно, что те процессы, которые определяли ситуацию в году прошедшем, найдут свои продолжение и году начавшемся, по этой причине их и нужно рассматривать в первую очередь. Сначала макроэкономика. Если говорить об инфляции, то во второй половине прошедшего года явно наметилась дефляционная тенденция — на фоне снижения частного спроса падают и цены на сырье. Точнее, инфраструктурная составляющая роста цен никуда не делась (в США она составляет около 3-4%), а вот рост цен за счет повышения спроса практически прекратился. Собственно, официальная (занижаемая) потребительская инфляция в США сейчас составляет около 2%, а реальное ее значение — около 4%, но, по всей видимости, снизить эту величину за счет чисто макроэкономических процессов уже невозможно. Ну, разве что, спад частного спроса выйдет на уровень начала 30-х годов, то есть порядка 1% в месяц.

Если говорить о других показателях, то, скорее всего, будет продолжаться тенденция предыдущего года, которая состоит в том, что развивается вялотекущая депрессия, которую активно пытаются останавливать власти всех развитых стран. Главным инструментом тут является эмиссия и поддержка отдельных попавших в кризис финансовых институтов, а также стимулирование отдельных отраслей или групп отраслей. Классический пример — снижение цен на энергоносители в США, которое дало локальный эффект последние два года. Он, конечно, не смог перебить базовые экономические тенденции, но отдельные позитивные моменты явно создал.

Ключевой момент здесь — это точка «свала», то есть тот момень, когда где-то в какой-то стране или отрасли ресурсов станет откровенно не хватать, что приведет к началу быстрого спада. Точно ее указать достаточно сложно, но есть несколько потенциально опасных мест, которые и имеет смысл описать. Самое главное из них — это фондовый рынок США. Там пузырь явно сформировался и есть серьезная вероятность того, что в 2014 году он лопнет. В таком случае это неизбежно станет началом нового витка кризиса, по мнение многих экспертов, сравнимого по масштабу с осенью 2008 года. Не исключено, что даже более сильного, поскольку тогда удалось остановить кризис за счет массированной эмиссии, а сейчас , во-первых, ее эффективность для реального сектора будет крайне низкой (последствия многочисленный «ку»), а, во-вторых, она приведет к высокой инфляции, которая сама по себе крайне опасна (поскольку кредитный мультипликатор уже достаточно мал).

Что может стать причиной начала обвала на фондовом рынке? Она может быть как «рассеяной» (в том смысле, что просто уровень рисков потери своих капиталов с точки зрения участников и без какой-то очевидной для всех внешней причины станет запредельно высоким и они начнут массово выходить с рынка), так и «концетрированной». Последним может стать и какое-то неожиданное неприятное известие, например, резкое ухудшение параметров экономики Китая (см. ниже), или даже политические причины (см. ниже рассуждения о геополитических процессах), может быть какое-то стихийное бедствие большого масштаба. Теоретически, причиной может стать и крупный теракт (вероятность этого тем более велика, что в ноябре состоятся промежуточные выборы в Конгресс США, которые могут стать началом принципиального изменения общей политической картины в этой стране).

Мне кажется, что если такой явной причины не будет, то рынок США в 2014 году не рухнет, поскольку оптимизм всех участников поддерживается не только государственной пропагандой, но и их собственным пониманием того, что для каждого из них этот обвал может стать последним. В такой ситуации общего желания «продолжения банкета» без какой-то внешней причины обойтись, скорее всего, не удастся. Другое дело, что масштаб этой причины по мере расширения пузыря будет все время сокращаться — так что к весне 2015 года, возможно, паника может уже начаться практически на пустом месте. В некотором смысле этот аналог переохлажденной жидкости: до какого-то снижения температуры ниже нуля для появления льда нужен «центр кристаллизации», если его нет, льда не образуется. Но по мере снижения температуры масштабы такого центра все время уменьшаются и в какой-то момент в качестве такового могут уже выступать локальные объединения нескольких молекул, которые образуются постоянно в результате теплового движения. И — процесс кристаллизации начинается.

Здесь имеет смысл сказать о других сырьевых и спекулятивных рынках, поскольку, теоретически, есть два различных сценария их развития. Первый озвучил в своем http://worldcrisis.ru : прогнозе на нашем Дискуссионном клубе Олег Григорьев, который сказад, что необходимость размещения куда-то денег, которые в невероятном количестве скопились у некоторых финансовых институтов, вызовет к жизни сценарий типа середины 2000-х годов, то есть рост цен на сырье, рост фондовых рынков развивающихся стран и рост других, вторичных финансовых пузырей. Мне этот сценарий представляется не совсем верным и вот почему. Дело в том, что, во-первых, любой пузырь спекулянты раздувают не просто так, а с целью вызвать приток денег рядовых «физиков», которые за счет своего количества перенимают инициативу спекулянтов и позволяют им выйти с рынка, зафиксировав прибыль. Сегодня ситуация иная — у «физиков» просто нет денег, механизм доведения до них эмиссионных средств уже практически не работает, тут бы сохранить потребительские расходы, про сбережения и спекуляции уже речи не идет.

Во-вторых, резко выросли риски. Хорошо было в середине 2000-х, когда никто не верил в серьезный обвал. Сегодня все учитывают эту вероятность, а потому — политика спекулянтов будет куда более осторожной. Фактически, о долгосрочных вложениях в такой ситуации и речи быть не может, а краткосрочные возможны только в те рынки, у которых очень высокая ликвидность, то есть возможность быстро продать соответствующие активы. Более всего этому соответствует рынок форекс (почему я и считаю, что в 2014 году волатильность кросс-валютных курсов будет сильно выше, чем в 2013), несколько меньше — фондовый рынок США. Но сырьевые рынки (которые формируют 2-3 маркетмейкера) и, особенно, фондовые рынки развивающихся стран никак не соответствуют этому условию.

В-третьих, стимулирование сырьевых рынков вызовет резкий рост инфляции издержек. На фоне серьезных проблем реального сектора и падения частного спроса рассчитывать на рост кредитования реального сектора не приходится — значит, нас ждут массовые банкротства и сокращение реальных заработных плат. То есть — дальнейший спад спроса и падение ВВП основных стран — производителей. В том числе, США и Евросоюза. Вряд ли такая политика найдет поддержку у большинства правительств, которые имеют достаточное количество рычагов для ее ограничения (в том числе, через контролируемые центробанки).

В общем, мне кажется, что в начавшемся году рынки будут, скорее, вести себя по депрессивному сценарию. Более того, те из них, которые сегодня еще выглядят вполне перспективно, в течении ближайшего времени могут постепенно из этого статуса выходить, поскольку риски и опасения спекулянтов будут все время нарастать. Иными словами, сферы прибыльного приложения капитала в 2014 году будут постепенно сокращаться, хотя скорость этого процесса априори оценить достаточно сложно. Но, и здесь нужно повторить часть предыдущего прогноза, все более и более актуальными станут инфраструктурные проекты в странах — потенциальных региональных лидерах. Впрочем, если медленное депрессионное снижение экономики не ускорится по каким-то причинам, то, возможно, этот процесс будет практически незаметен.

Здесь имеет смысл пере йти к тем факторам, которые могут ускорить негативные процессы в экономике. Связаны они, в первую очередь, с тем расколом, который сформировался в мировой финансовой элите и который крайне ограничивает возможности всех ее частей. На всякий случай еще раз скажу то, о чем я неоднократно говорил последние годы. Перечисленные силы — не структурированные группы, в которых есть свое признанное руководство, среднее звено и, так сказать, рядовой состав. Это, скорее, группы лиц, которые четко видят свои интересы и возможности в том или ином направлении и по мере возможности согласовывают свои интересы с теми, про кого считают, что их интересы совпадают. При этом если у «проценщиков» есть более или менее явно выраженный координирующий центр (это МВФ и связанные с ним структуры), то у «менял» таковой не наблюдается. При этом, поскольку раскол в элите произошел совсем недавно, есть еще люди, которые окончательно не определились со своей позицией, аналогичная ситуация со многими финансовыми и государственными институтами.

В соответствии с нашим анализом (и тут я не настаиваю на абсолютной истине, если кто готов — я с интересом выслушаю и другие варианты) таких групп три. Две, так сказать, глобальные, это «менялы» и «проценщики» и одна пока глобальная, но готовая смириться со своим региональным будущем — это та часть, которая сегодня опирается на администрацию Обамы и нынешнее руководство ФРС. Отметим, что по итогам кризиса это, третья группа, будет системна равнозначна, скажем, китайской, латиноамериканской или евразийской. Но пока она контролирует эмиссию мировой резервной и торговой валюты, доллара, и в этом смысле вполне сравнима по мощи с первыми двумя.

Первые две группы несовместимы в принципе — поскольку «менялы» строят систему относительно независимых финансовых центров (которым нужна посредническая инфраструктура, которую, собственно, и олицетворяют собой «менялы»), а «проценщики» могут существовать только в случае наличия единой валютно-финансовой системы, причем исключительно в рамках контроля над эмиссионным центром этой главной валюты. Что касается американской группы, то, теоретически, она может ужиться и с теми, и с другими, однако сегодня Обама явно тяготеет к «менялам». И потому, что «проценщики» явно пытаются отобрать у него контроль над ФРС (им срочно нужны деньги для поддержания мировой финансовой инфраструктуры), и потому, что для финансистов-«проценщиков» государственная внешняя политика (в том числе — и политика США) — это лишь инструмент, а для Обамы — источник затрат, ресурсов на которые уже не хватает.

Если политика Обамы не изменится (а пока ее могут изменить только выборы в ноябре, да и то, только в случае, если их результаты будут уж откровенно «антиобамовскими»), то схватка между упомянутыми группами будет идти с постепенным нарастанием поражения «проценщиков». Иными словами, основные «игроки», связанные с этой группой (крупнейшие международные банки, Мировой банк, ВТО, аппараты международных организаций, брюссельская бюрократия Евросоюза, «либеральная элита постсоветских стран и т.д.) будут в наступившем году постепенно отдавать свои позиции. Конкретно для России я расскажу об этой ситуации отдельно, в прогнозе для нашей страны, что касается остальных стран и регионов, то по ним придется каждый раз разбираться отдельно, поскольку то, какое из полей тактических сражений будет выходить на первое место, сегодня сказать сложно.

Хотя некоторые из таких полей можно отметить. Будет отчаянная схватка за Украину, причем сама по себе она мало кому интересна, но принципиальна с точки зрения схватки «менял» и «проценщиков». Позиция последних озвучена Бжезинским (см. http://worldcrisis.ru/crisis/1331607), что касается «менял», то для них Украина сама по себе не интересна, но они заинтересованы в возникновении евразийского центра силы и, наоборот, не заинтересованы в усилении «атлантических» планов брюссельской бюрократии. Отсюда — второе «поле сражения» — создание североатлантической зоны свободной торговли, которое, будучи реализовано, превратит западную Европу в подобие нынешней Европы восточной (то есть в сырьевой придаток США), и лишит «менял» их главной базы. Третье место, на котором схватка пойдет особенно остро — это Россия, которая должна стать базой евразийской интеграции, но которая пока прилагает все усилия для того, чтобы это не получилось из-за того, что финансово-экономическую политику определяют ставленники «проценщиков» в лице либеральных приватизаторов 90-х годов и их ставленников.

В любом случае, поскольку общий объем ресурсов у «проценщиков» сокращается, они будут склонны организовывать разного рода провокации, типа крупных терактов, региональных войн и так далее, направленных на улучшение своего контроля над мировой финансовой системой. Связано это с тем, что именно эта группа контролирует до сих пор мировые спекулятивные рынки и экономические СМИ. Кроме понятного всем Ближнего Востока (вероятность войны в котором, конечно, снизилась, но, все-таки, не до нуля.

Но вернемся от политики к экономике, точнее, к региональным аспектам прогноза. Сначала — о Евросоюзе. Экономические проблемы в нем, и без того очень большие (см. http://worldcrisis.ru/crisis/1323868 ) будут нарастать, причем сразу по двум направлениям. Первое — это протесты в бедных странах, связанных с ростом безработицы и недостаточной поддержкой со стороны ЕС. Второе — это протесты в богатых странах (в первую очередь — в Германии), население которых, на фоне падения уровня жизни, будет протестовать против слишком больших отчислений. Кроме того, будут усиливаться протесты против трудовой миграции, как нелегальной, так и легальной — из более бедных, в менее бедные страны ЕС.

Чем хуже будет экономическая ситуация в ЕС, тем более агрессивно будут себя вести руководители отдельных его стран на мировой арене (типичны пример — Олланд в 2013 году), однако, по моей оценке, принципиальных изменений по сравнению с прошедшим годом в 2014 году не произойдет. Будут выигрывать на местных выборах партии все более и более агрессивные (по сравнению с беззубо-либеральной «альтернативой» 2000-х), причем основные противники предыдущего десятилетия будут все более и более сливаться в рамках единой либеральной партии, имеющей только одну цель — сохраниться у власти и сохранить действующую в ЕС систему, для которой уже нет ресурсов. Теоретически, резкий обвал произойти может, но только в рамках серьезного обвала на фондовых рынках США, что в 2014 году представляется маловероятным в случае естественного развития событий и чуть более вероятным в случае специального стимулирования. Ну и, конечно, обвал может произойти, если в одной из стран ЕС придет к власти партия, которая объявит дефолт по своим обязательствам. Это сегодня представляется маловероятным, но … «Никогда не говори «никогда».

Второй принципиально важный регион — Ближний Восток. Тут ситуация уже более или менее прояснилась, США явно сделали ставку на Иран как главного регионального союзника (причем выбор сделан не только потому, что Иран самая мощная страна региона, но и потому, что она наиболее предсказуемая договороспособная). Но такой выбор сделан в рамках политики, согласованной с «менялами» и Обамой — а «проценщиков» он абсолютно не устраивает. По этой причине со стороны последних возможны различные эксцессы, связанные с попытками развязать крупную региональную войгу (после чего финансовые структуры, через которые ее будут финансировать, получат мощные источники для своего развития). Вероятность такого развития событий не очень велика, но она вполне положительна, так что не учитывать такого варианта развития событий было бы неправильно.

Следующий принципиально важный регион — это Китай. Теоретически, конечно, есть еще Афганистан, Пакистан, Индия — но вряд ли они станут зачинщиками серьезных изменений, ситуация там, скорее, идет за развитием дел в других регионах. А вот в Китае серьезные проблемы — жесточайший структурный кризис, зеркальное отражение кризиса в США. Только выражен он в том, что экономика Китая больше не может себе позволить стимулировать внутренний спрос. Сделана попытка максимально «расшевелить» сельский сектор, сделать его самостоятельным центром получения прибыли, фактически — увеличить в нем уровень разделения труда, однако на первом этапе это не приведет к росту спроса на экспортные товары. Основной вопрос — лопнут ли финансовые пузыри, вызванные стимулированием внутреннего спроса, в 2014 году. Мне кажется, что пока нет, даже резкое падение частного спроса на Западе, в случае обрушения фондового рынка США, скорее всего, на ситуации 2014 года в Китае скажется незначительно. И таким образом, Китай будет постепенно формировать юаневую валютную зону.

Латинская Америка. Здесь будут происходить сложные процессы консолидации латиноамериканской валютной зоны, под руководством Бразилии. При этом потенциал этой зоны будет достаточно высок, поскольку в ней нужно строить серьезную инфраструктуру, что может стать поводом для серьезных инвестиций в регион (как внутренних, так и внешних). Возврат их возможен на первом этапе за счет экспорта сырья, затем — за счет эмиссии региональной валюты. Отметим, что такой же вариант развития есть и у России, но он пока неосуществим, в связи с контролем над экономической политикой компрадорской буржуазии. Как быстро придет соответствующее понимание к участникам экономических процессов — вопрос сложный, в 2013 году я уже делал подобное предположение и ошибся, поэтому окончательный вывод о начале соответствующих процессов носит, скорее, виртуальный характер.

Соединенные штаты Америки. Тут в наступившем году есть два главных вопроса, тесно связанных: выборы и состояние фондового рынка. И если первый можно перенести на 2015 год, то первый придется в любом случае разрешать в начале ноября. Главная проблема при оценке ситуации (которая, фактически, будет определять и ситуацию в экономике, потому и представляется важной в этом прогнозе), что современная политическая модель США, построенная на дихотомии «республиканцы» — «демократы» (как консерваторы и либералы) в рамках одной экономической модели, больше не работает. Раскол между «группой Х.Клинтон» и «группой Обамы» (от которой пока еще неизвестно кто пойдет в президенты в 2016 году) куда сильнее, чем, скажем, между «группой Клинтон» и республиканцами-«неоконами».

Такая ситуация связана с тем, о чем мы уже говорили — с расколом мировой финансовой элиты. Но, как следствие, очень трудно предсказать, что такое, например, «хороший» результат выборов для Обамы: мне кажется, что для него победа экономических реалистов (типа сторонников Рона Пола) из Республиканской партии куда более приятный результат, чем ошеломительная победа партии Демократической, если она будет достигнута за счет увеличения представительства сторонников Х.Клинтон. Как при этом объяснить избирателям «на местах» эту трактовку я себе не представляю.

При этом «проценщикам» позарез нужно изменить соотношение сил в свою пользу и я не исключаю, что им удастся сконструировать такую позицию, что обвал на рынках непосредственно перед выборами даст им некоторую перспективу, за счет ослабления позиции Обамы. Опять-таки, «проценщикам» позарез нужна победа «неоконов», а не республиканцев-реалистов, но тут мы будем внимательно смотреть за предвыборной кампанией и попытаемся соответствующий момент вычленить, если он появится. Так вот, если такая политическая конструкция будет построена, то шансы на ускорение финансового кризиса есть. В противном случае все будет развиваться более или менее спокойно, скорее всего, кризис при этом перенесется на 2015 год. Что касается других показателей, то здесь все будет идти в рамках вялотекущей депрессии, аналогично году прошедшему. Пока у денежных властей США еще есть ресурсы закрывать локальные проблемы, типа снижения мировых цен на нефть (это может резко снизить рентабельность всей сланцевой энергетики) или ухудшения показателей Китая.

Остается Россия — но для нее в ближайшее время будет написан отдельный текст.

Источник: worldcrisis.ru


Купить Apple iPhone SE 32GB, Space Grey в интернет-магазине OZON.ru с доставкой. Смартфон Apple по лучшей цене - Выбирайте!Купить Apple iPhone SE 32GB, Space Grey в интернет-магазине OZON.ru с доставкой. Смартфон Apple за 19 088, 50 руб. - Выбирайте!

М. Хазин «Прогноз на 2013 год»

Начиная прогноз на начавшийся год, я, в соответствии с нашей традицией, должен дать краткий анализ прогноза на предыдущий, 2012 год. Начался он с анализа «вилки» двух основных вариантов развития ситуации – дефляционного и инфляционного. Был сделан вывод о том, что оба этих сценария в «чистом» виде реализованы уже быть не могут, и речь может идти только о смешанном, стагфляционном сценарии. Причем переход к этому сценарию, по мнению, высказанному в прогнозе, должен был происходить как можно более медленно, поскольку денежные власти США и других крупных стран должны были перейти от надежд на стимулирование экономики, к политики максимального ее удержания от падения в пропасть. В прогнозе было даже сказано, что 2012 года станет годом переломным – и в этом плане прогноз полностью реализовался.

При этом в нем говорилось о том, что в 2012 году усилится конфликт между финансовой элитой и администрацией Белого дома, в части того, что последняя будет пытаться всю эмиссию направить на поддержку частного спроса через бюджет. Это обострение отношений действительно состоялось и во второй половине года денежные власти США даже согласились с доводами финансовых институтов, перенеся часть эмиссии из чисто бюджетных механизмов (выкуп казначеек) на банки, начав новый раунд выкупа ипотечных бумаг.

Это, однако, стало последней победой финансистов, поскольку в самом конце года, после выборов, были анонсированы кадровые изменения в администрации нового-старого президента США, которые очень сильно ослабляют влияние лобби международных банков. Сегодня уже даже можно с большой вероятностью говорить о том, что эта группа понесла критическое для нее поражение и больше не сможет формировать финансово-экономическую политику в США и в мире по своему усмотрению. Отметим, что это окажет серьезное влияние на ситуацию в России, однако этот аспект ситуации мы обсудим в отдельном прогнозе для нашей страны.

В прогнозе констатировалась, что частный спрос будет продолжать падать и это вызовет спад экономик основных стран мира. Тут все реализовалось в полной мере — во второй половине 12 года перешли к спаду экономика США (если учитывать реальную инфляцию) и, кстати, Россия. Привело это, как и говорилось в прогнозе, к практическому отказу от потолков эмиссии — в декабре о том, что альтернативы эмиссии нет, публично признала даже ФРС

Далее в нем говорилось о нескольких возможных сценариях развития экономической ситуации, и, как это и предполагалось, реализовался сценарий постепенного входа в стагфляцию. И неограниченная эмиссия, и постепенное создание инфраструктуры доведения эмиссионных денег до домохозяйств — все эти процессы шли в 2012 году, в США они даже стали основным механизмом переизбрания Обамы — скорее всего, народ испугался предложений Ромни по оздоровлению экономики вообще и отказу от эмиссии в частности, поскольку сегодня уже уровень жизни значительной части населения США полностью зависит от прямых или косвенных дотаций из бюджета.

Как и предполагалось в прогнозе (впрочем, это не откровение), власти откровенно «держат» ситуацию, не допуская острых спадов и провалов, и медленно демпфируют финансово-экономические параметры, постепенно «подводя» население к пониманию неизбежности продолжения кризиса. Понятно, что рано или поздно придется переходить к более резким мерам, но пока все более или менее «гладко». Отметим, что осознание политическими лидерами неизбежности продолжения кризиса, которое, в общем, в массовом порядке произошло именно в 2012 году, не было отмечено в прогнозе, что является некоторым его недостатком.

В прогнозе также не упомянут сценарий создания условий для возврата промышленности в США (для чего там, в частности, опускают цены на энергоносители), что является еще одним его недостатком. Хотя, в свое оправдание, должен отметить, что этот процесс так и не стал тем мотором, который вытягивает американскую экономику из депрессионного спада, да и, в соответствии с нашей теорией, стать не может.

Важное место уделялось проблеме потребительской инфляции и, в общем, она явно имеет место, особенно с учетом того, что частный спрос падает, то есть имеют место ярко выраженные дефляционные эффекты. В США к концу года реальная инфляция находится где-то на уровне 5-6%, что на фоне падающего спроса является очень высоким показателем. При этом, как и отмечалось в прогнозе, для отдельных частей населения она еще выше.

В прогнозе важное место было уделено роли мировой финансовой элиты и ее взаимодействию с национальными элитами, в частности, американской бюрократией. Отмечалось, что после «дела Стросс-Кана» мировая финансовая элита раскололась на части и резко ослабла — и в 2012 этот раскол проявил себя в полной мере, о его частном следствии, изменениях в новой администрации Обамы, к которой практически не осталось представителей этой, еще недавно самой могущественной в США лоббистской структуры, я уже писал выше.

Много говорилось в прогнозе о том, что в 2012 году начнут себя проявлять изменения в структуре частного спроса — и тут можно отметить полное соответствие реальности, в частности, можно отметить резкое падение спроса на автомобили в Евросоюзе. Не исключено, что проблемы будут и у производителей электронных «гаджетов» (у всех вместе, что не исключает рост одних на фоне падения других), но это чуть позже. В любом случае, именно изменения структуры спроса становится одной из самых главных проблем современной экономики.

Серьезной место уделялось проблемам взаимодействия крупных региональных рынков. Тут можно отметить серьезное поражение России — вступление в ВТО, а также проблема конкуренции североамериканских рынков с западноевропейскими. Тут взаимодействие пока идет в политическом русле — есть попытка снятия всех барьеров, в надежде на то, что ситуация в экономике улучшится и здесь пока явно выигрывают США, в том числе, и за счет более удачного манипулирования курсом доллара и давления на Брюссель. Во всяком случае, в 2012 году разлома «Атлантического единства» не произошло — впрочем, прогноз на этом и не настаивал.

Как и предполагалось, ускорился процесс отказа от доллара во взаимной торговли, однако пока это больше риторика, чем реальные действия, поскольку Единой мерой стоимости доллар США пока остается. Впрочем, в 2012 году произошло важное событие — доллар опустил свою долю в международных торговых расчетах ниже 50%.

Общее описание региональных проблем в прогнозе, в общем, можно считать адекватным, в частности, мое скептическое отношение к началу войны в Иране оказалось правильным: новое руководство внешней политикой США, скорее, является проиранским, чем произраильским, так что уж коли война не началась до сих пор, она теперь и не начнется. Впрочем, тут тоже не стоит перегибать палку, и до полной ликвидации Израиля, о которой говорит ряд аналитиков, еще очень далеко (если это событие вообще состоится).

Если говорить о системных недостатках прогноза, то, скорее всего, нужно отметить, что хотя в нем 2012 год и назван переломным, но только по одному показателю. В то время, как это год оказался в прямом смысле рубежным: и не только потому, что раскол мировой финансовой элиты привел к принципиальным изменениям в глобальной политике, что отразилось, в частности, на составе администрации Обамы, но и потому, что мировые элиты (не только финансовые) осознали, что выхода из кризиса нет, и потому, что произошел явный переход инициативы от глобальных элит к региональным.

Это, последнее, обстоятельство, является наиболее принципиальным, поскольку впервые за несколько тысяч лет истории человечества, никто не пытается выдвинуть глобальные «правила игры» и, тем самым, взять на себя ответственность за развитие событий. Впрочем, поскольку этот момент проявит себя и в будущем, здесь самое время перейти собственно к прогнозу на 2013 год.

Я неоднократно писал о том, что жизнь всего человечества последние тысячелетия определяется взаимодействием глобальных проектов. Практически весь ХХ век шла схватка двух из них, «Западного» и «Красного», тем более жесткая, что у них принципиально отличная друг от друга система ценностей. Выиграл проект «Западный» (хотя этот выигрыш и не был предопределен, см здесь ), что определило движение всей цивилизации по тем «лекалам», которые он предложил.

Можно много спорить о том, хороши ли они (с точки зрения христианина или мусульманина эти ценности, безусловно, являются откровенным сатанизмом, однако много ли осталось на Земле настоящих последователей этих религий?), но элита «Западного» проекта (практически совпадающая с мировой финансовой элитой, по понятной причине) долгое время обеспечивала миру вообще, а нескольким своим базовым проектным странам особенно экономический рост, то есть — повышение общего количества материальных благ. За что ей много прощалось. Но сегодня ситуация принципиально изменилась.

В связи с тем, что в 2012 году, фактически, произошел раскол этой элиты, события 2013 года будут развиваться по двум основным направлениям. Первое — части этой элиты будут пытаться создать собственные источники существования, при этом, в общем, сохраняя те ценности, в рамках которых они выросли (то есть либерально-западные). С другой стороны, поскольку этим элитам (уже во множественном числе!) фактически отказано в доверии, поскольку они больше не могут поддержать экономический рост и, тем самым, обеспечить достаточный уровень социально-политической стабильности (еще Ленин писал о том, что на тактическом уровне политики всегда «бьют» экономистов), неминуемо должны появиться новые группы, которые, хотя бы на региональном уровне, попытаются взять бразды правления в свои руки.

Отметим, что эти группы (прежде всего, национальные бизнес-элиты, в противовес тем, которые были ориентированы на сотрудничество с элитами «Западного» проекта и в этом смысле на региональном уровне могут быть названы «компрадорскими») пока не только не собираются выставлять предложения на глобальный уровень, но будут демонстративно отказываться от того, чтобы брать на себя глобальную ответственность. Это было очень хорошо видно в прошедшем году и по итогам XVIII съезда КПК, на котором к власти пришли откровенные националисты, и по смене руководства США, которое тоже постепенно отходит от своих глобальных амбиций (хотя риторика, скорее всего, некоторое время еще будет оставаться прежней).

По этой причине, ключевым фактором при оценке развития событий наступившего года является анализ тех сил, которые будут основными «акторами» на мировой арене. Преже всего, для этого нужно посмотреть на те части, которые раскололась мировая финансовая элита.

Часть первая, условное название «алхимики» (поскольку они создают Единую меру стоимости «в пробирке» печатного станка). Это та часть мировой финансовой элиты, которая пытается сохранить единую мировую финансовую систему на базе доллара, эмиссию которого она должна контролировать. Слово «должна» здесь нужно понимать как необходимое условие существования: мировая финансовая инфраструктура без контроля над эмиссией существовать при нынешнем уровне разделения труда не может, риски кредитования слишком велики (см. здесь . А ФРС сегодня, после «дела Стросс-Кана», контролируется американской бюрократией: никто из чиновников Федерального резерва не решится идти против бюрократической машины, судьба Стросс-Кана никому не улыбается.

Есть и еще один фактор, который практически закрывает для этой части элиты возможности стратегического доминирования: роль Единой меры стоимости в процессе кризиса явно переходит от доллара к золоту, которое пока создавать в необходимых объемах явно не получается. Впрочем, поскольку пока этот переход еще далеко не завершен, некоторые иллюзии у мировой финансовой элиты остаются.

До конца 2012 года эта часть мировой элиты, хотя и сильно ослабленная кризисом, еще могла надеяться восстановить свой статус, но после кадровой смены в администрации Обамы это, скорее всего, будет уже невозможно, поскольку ее лоббисты резко ослаблены. Через несколько месяцев новое руководство Казначейства США возьмет под свой контроль и мировые финансовые организации (прежде всего, МВФ и Мировой банк), которые, фактически, являются его дочерними структурами, после чего речь может идти только о том, как именно остатки этой части мировой финансовой элиты будут сходить «на нет» — через громкие скандалы и банкротства или же удастся сделать это все тихо и благообразно.

Отметим, что именно эта часть бывшей мировой финансовой элиты создавала и контролировала наших «либерал-реформаторов», по этой причине их положение серьезно пошатнулось и в нашей стране. Впрочем, об этом в прогнозе по России.

Вторая группа условно может быть названа «менялами», поскольку она отказалась от контроля над эмиссией и пытается создать и взять под контроль институт расчетов между независимыми валютными зонами. При этом что будет в самих этих зонах, по большому счету, им не очень интересно, там могут быть и эмиссионные схемы, и привязка к золоту, а может, и еще что. Зоны эти тоже еще нужно создавать (особенно в части Латинской Америки и пока совсем абстрактного «евразийского пространства»), однако объективные экономические процессы такому развитию событий способствуют.

Эта группа сегодня должна активно способствовать приходу к власти в потенциальных валютных зонах активных региональных лидеров, даже в том случае, если они будут отказываться от проведения либеральной политики и ценностей «Западного» проекта. Поскольку для ее нормального выживания необходимо наличие как минимум 5-6 независимых валютных зон (иначе они могут сговориться и без посредников), а пока есть в наличие только 3,5 — полноценные долларовая, евровая и юаневая, хотя и с неопределенными еще границами, и, отдельно, Индия, которая, с более чем миллиардом населения, сама себе и рынок, и валютная зона. При этом нужно учесть, что политического разделения между «долларовой» и «евровой» зонами пока не произошло, политические элиты этих регионов действуют пока исходя из логики «Атлантического единства».

Третья группа — это региональный осколок «алхимиков», то есть та часть мировой финансовой элиты, которая хочет использовать ресурс эмиссии доллара США (пока еще мировой валюты!) для сохранения их внутренней финансовой системы. Скорее всего, именно эта группа пришла к власти по итогам ноябрьских выборов и она будет тщательно следить за тем, чтобы внешние силы (независимо от того, региональные ли это элиты или перечисленные осколки мировой финансовой элиты) не могли «бесплатно» получить серьезную часть этого ресурса.

Кроме этих основных групп (третья из них, формально, являясь региональной, но де факто играет глобальную роль в силу контроля над эмиссией доллара США), есть еще и несколько крупных региональных элит, которые должны либо попытаться сформировать собственные валютные зоны, либо же, со временем, будут поглощены другими, более успешными региональными игроками. Впрочем, этот процесс уже выходит за рамки 2013 года.

Возвращаясь к основному на сегодня глобальному ресурсу — эмиссии доллара, можно отметить, что главным механизмом «бесплатного» ухода этого ресурса за пределы США являются высокие цены на ресурсы и финансовые активы. Соответственно, силы, пришедшие к власти в США, будут стремиться к снижению мировых цен на них. И за счет регионализации рынков, и за счет ужесточения контроля за спекуляциями, «отмывкой» капитала и т.д., и т.п., и за счет сокращения доли доллара в финансовых транзакциях. Пока невозможно точно сказать, как быстро это будет происходить, прежде всего потому, что аналогов этого процесса еще не было и просто не с чем сравнивать, но он точно должен будет начаться.

При этом не исключено, что он будет проходить на фоне некоторого нарастания общих инфляционных процессов, то есть падение финансовых рынков и цен на сырье будет происходить при общем росте потребительских цен. С экономической точки зрения это будет означать постепенное выравнивание спекулятивной надбавки для разных категорий товаров, при этом сказать будет ли номинальный рост сырьевых цен невозможно — поскольку скорости этих противоположных процессов точно предсказать невозможно.

При этом региональные группы будут любой ценой стараться усилить собственный ресурс, то есть теми или иными способами защищать внутренние рынки (в том числе, не только обходя, но и впрямую нарушая соответствующие положения МВФ, Мирового банка и ВТО), одновременно требуя от конкурентов эти принципы соблюдать. Особые усилия тут будут прилагаться со стороны США, поскольку чем дольше будут сохранять принципы Бреттон-Вудских соглашений, тем дольше будут действовать их преференции центра эмиссии международной валюты — доллара.

Поскольку региональные элиты будут постепенно брать реванш у мировой финансовой элиты, у последней будут отбирать многочисленные преференции, полученные в предыдущие десятилетия. Речь идет и о реальном налогообложении (в том числе, за счет закрытия офшорных подразделений), и о более жестком контроле со стороны национальных контролирующих органов, в том числе вскрытии многочисленных нарушений,особенно, со стороны транснациональных корпораций, в том числе — финансовых, созданных в предыдущие годы, и о введении новых налогов. К последним относится т.н. «налог Тобина», то есть оборотный налог на спекулятивные финансовые операции.

Этот последний, фактически, лишает международные банки последнего инструмента получения неконтролируемой прибыли за счет разницы в доходностях финансовых инструментов в разных регионах мира, и против него активно возражает, например, Великобритания, со своим финансовым центром Лондоном. Ее премьер Кэмерон даже начал шантажировать Евросоюз референдумом об отделении его страны от ЕС, однако, скорее всего, максимум того, чего он добьется — это некоторых компенсаций в других областях.

Не вызывает также сомнений, что в 2013 году власти будут ужесточать режим налогообложения в отношении частных лиц и корпораций. В частности, будут жестко отслеживаться случаи уклонения от налогообложения через офшоры, увеличиваться налоги на недвижимость и доходы, наказания за трансфертное ценообразование. Если речь идет о физических лицах, то двигаться еще есть куда: в США в 60-е годы верхняя планка подоходного налога превышала 90%.

Поскольку курс на стагфляционный сценарий уже, фактически, определен, причем всеми группами элит, не вызывает сомнений, что во всех крупных странах (кроме России, разумеется, если только не произойдет смена руководства Центробанка) будет продолжаться довольно активная эмиссия. Точно сказать, как она отразится на инфляции будет достаточно сложно, поскольку локально будет брать верх то инфляционная, то дефляционная составляющая, но можно смело сказать, что уровень жизни «среднего» класса будет заметно снижаться, причем государства будут стараться любой ценой сделать этот процесс как можно менее катастрофическим.

Соответственно, в 2013 году процесс постоянного расширения доли частного потребления в формировании ВВП сменится на процесс ее сокращения в пользу расходов государства. Которые будут формироваться как за счет большего перераспределения добавленной стоимости в его пользу, так и за счет эмиссии. По это причине государства начнут поддерживать национальную бизнес-элиту в части требования ограничения трансграничной торговли — чтобы обеспечить попадание господдержки именно внутренним получателям. Это, как понятно, еще сильнее ослабит либеральные группы внутри национальных образований, и без того ослабленные после распада мировой финансовой элиты. Кроме того, соответствующее давление будет еще более ослаблять институты ВТО.

Государства также начнут принимать активные меры по воссозданию альтернативной либерально-экономиксисткой экономической науки. Существенные изменения в структуре спроса и, соответственно, производства, резкие изменения в ценах на импорт (объем которого для всех стран мира сильно вырос за время существования единой мировой системы разделения труда), сокращение объемов экспорта, будут требовать принципиально иных методов прогнозирования и оценки бюджетных расходов, чем использовались последние десятилетия. Разумеется, это долгосрочный процесс, но, скорее всего, именно в наступившем 2013 годы он станет достаточно заметным.

По мере усиления протекционистских мер, будет падать объем трансграничной торговли (напомним, что Baltic Dry Index во второй половине предыдущего года показывал многолетние минимумы, так что процесс уже начался), а это означает начало процессов по изменению структуры разделения труда. Упор будет сделан на импортозамещение, что вызовет локальный рост инвестиционной активности. Иными словами, несмотря на сокращение спроса, в некоторых регионах прямые инвестиции будут расти, на фоне сокращения объемов продаж со стороны крупных корпораций, ориентированных на продажи в мировом масштабе.

Этот рост инвестиционной активности будет, в основном, происходить в тех странах, которых могут стать региональными эмиссионными лидерами, в частности, в Бразилии, Мексике, возможно, России (если произойдет смена экономической модели), Индии, возможно, Индонезии. В Евросоюзе-же, США и Японии будут нарастать экономические трудности, связанные с тем, что будет достаточно быстро падать доходы от экспорта. Аналогичные проблемы, только в меньших масштабах будут в странах Юго-Восточной Азии.

Отдельно нужно сказать про Китай. Ему нужно перестроить всю свою экономическую машину, поскольку сегодня она основную прибыль получает от экспорта, а внутреннее производства дотируется (и через льготное кредитование потребителей, и через поддержку производителей). Для того, чтобы выстроить нормальную зональную экономику, Китаю нужно будет принципиально изменить всю производственную сферу, резко упростить номенклатуру производимых изделий, переориентировать ее на внутренний спрос, который будет сокращаться относительно нынешнего уровня.

Эту работу Китай должен вывести в активную сферу уже в 2013 году и ее последствия мы должны увидеть. В частности, Китай должен начать сокращение потребляемых ресурсов — поскольку смысла в их переработке уже не будет. При этом закупки этих ресурсов в мире он может даже и увеличить — поскольку нужо же куда-то девать накопленные валютные резервы.

Отдельно нужно сказать о Турции и Иране. У этих стран есть потенциальные возможности для наращивания внутреннего инвестиционного процесса, однако Турция не может сегодня сформировать свою валютную зону — то есть ей нужно будет принципиально менять внешнеполитическую модель. Вариантов может быть несколько: либо активизация включения в Евросоюз (шансов почти нет), либое создание альянса с Ираном (тоже не очень вероятно), либо входить, в том или ином варианте, в Таможенный союз. В любом случае, до принятия окончательного решения в Турции также будут нарастать экономические сложности.

В США и Евросоюзе будет падать жизненный уровень населения, постепенно сокращаться «средний» класс и усиливаться социально-политическая напряженность. Не исключено, что «валютные войны» и не приведут к началу разрушения «Атлантического единства» в 2013 году, однако конкуренция между производителями будет нарастать, особенно, по мере того, как в других регионах мира начнут постепенно закрывать свои рынки. Будет продолжать сокращаться мировая торговля.

Очень интересная картина будет происходить в финансовом секторе. Высокая волатильность и давление на рынки со стороны властей разных стран будет приводить к тому, что владельцы и управляющие капиталами будут метаться из одних активов в другие и постоянно предлагать рынку разные, но все более и более короткие и ненадежные инструменты. Главным вопросом, который встанет перед участниками рынков в 2013 году будет вопрос о том, что же такое вообще финансовый актив в условиях кризиса и ответа на него дано не будет. Не исключено, что будет принято неявное решение о том, что единственным таким активом является золото, что может вызвать резкий взлет цен на него. Однако нет уверенности, что это произойдет именно в начавшемся году, а не позже.

По мере того, как будут нарастать убытки финансового сектора, центральные банки будут выбрасывать на спасение отдельных институтов все большие и большие деньги, что, рано или поздно, вызовет возмущение общественности. По некоторым оценкам, критическая точка будет достигнута где-то к осени начавшегося года, именно в этот момент основные рынки в США станут увеличиваться практически полностью за счет эмиссионных денег. Как на это отреагируют участники рынков пока не очень понятно, но после этого момента никакой прибыли на этих рынках уже быть не может — только нормированная «премия», выплачиваемая денежными властями США. Фактически, в этот момент наиболее сильные участники рынка (Евросоюз и Китай), должны начать переговоры с США о гарантировании их структурам максимальной прибыли.

По мере падения частного спроса, будет сокращаться спрос на реальные активы. При этом некоторые из них (уран, золото) не просто останутся интересными для всех участников рынков, конкуренция за них будет только усиливаться. Соответственно, те страны, в которых этих ресурсов нет, будут серьезно терять в части притока инвестиций, что вызовет серьезное обнищание ряда стран Африки, Азии и Латинской Америки. Соответственно, усилятся миграционные потоки, как внутри этих регионов, так и во всем мире, что вызовет дополнительный рост социальной напряженности.

Не исключено, что Евросоюз разрешит (м.б. неявно) принимать меры по ограничению миграции между своими странами, что нанесет серьезный удар по наиболее бедным из них. Если это случится, то степень социальной напряженности в Восточной и Южной Европе вырастет скачком и там будут существенно нарастать националистические настроения.

При этом массовая пропаганда будет игнорировать происходящие экономические процессы, активно пропагандируя отдельные позитивные моменты и игнорируя системные проблемы. Скорее всего, более или менее внятное описание проблем в публичном поле может произойти только в самом конец 2013 года, но не исключено, что его перенесут на более поздний период. При этом главными пропагандистами новой системы отношений станут страны — потенциальные лидеры новых валютных зон, то есть Китай, Индия, Бразилия. Германия и США, скорее всего, эту тему не будут обсуждать до того, как противоречия в рамках «Атлантического единства» не станут нетерпимыми.

В заключение прогноза можно отметить, что он носит значительно менее конкретный характер, чем предыдущие. Это не случайность, а естественное следствие развития экономических процессов. После распада мировой финансовой элиты в 2012 году, и, с учетом происходящего у нас на глазах, распада финансово-экономической модели, степень хаотичности и непредсказуемости в развитии экономических процессов резко выросла. Прогнозировать в такой ситуации достаточно сложно, а о более или менее точных сроках достижения тех или иных результатов говорить практически невозможно. Не исключено, что в течение года мне придется корректировать прогноз — как я это неоднократно делал для прогнозов о России, в которой политические события иногда протекают очень быстро.

Источник: worldcrisis.ru